Треугольник политических компромиссов для регулирования деятельности больших IT-гигантов на рынке финансовых услуг

Расширение влияния огромных технологических компаний (которые ещё называют «Big Tech») в сфере финансовых услуг может обеспечить конкуренцию, эффективность и более глубокую интеграцию в общество, особенно в развивающихся странах.

Но это также порождает проблемы, касающиеся равенства условий ведения бизнеса в конкуренции с банками, операционных рисков, возможности банкротства из-за проблем с антимонопольным законодательством и защитой прав потребителей, благодаря которым, в последнее время, большие корпорации были оштрафованы на рекордные суммы в разных странах. Данная статья является попыткой смоделировать некий политический треугольник из компромиссов между тремя факторами: финансовая стабильность, конкуренция и защита конфиденциальности данных. Решение этих проблем требует большей координации в отношении разработки единых правил и стандартов, как между государственными структурами (фискальными и надзирающими органами), так и между правительствами стран.

Международные корпорации из пула «Big Tech» — это крупные транснациональные IT-компании, основной деятельностью которых являются цифровые сервисные услуги в сети Интернет. Спектр услуг может быть очень широким и затрагивает различные сферы жизни человечества: электронную коммерцию, социальные сети, поисковые системы, аппаратно-программное обеспечение, приложения для мобильных телефонов, вызов такси, телекоммуникационные услуги, игровые порталы, стриминговые платформы, онлайн кинотеатры и etc.

Самые крупные технологические компании недавно вышли на рынок финансовых услуг и, за счёт своей популярности, достаточно быстро завоевали крупную часть рынка. Финансовые услуги составляют в среднем более 10% доходов этих компаний. Они занимают значительное место в платёжных системах ряда стран с развитой экономикой и в более широком спектре финансовых услуг в развивающихся странах. В Китае на долю двух крупных технологических компаний совместно приходится 94% рынка мобильных платежей, и они играют значительную роль в других финансовых услугах, таких как цифровое кредитование. На глобальном уровне компании Big Tech уже совокупно предоставили кредитов на сумму более 500 миллиардов долларов в 2020 году, и есть признаки того, что величина ещё больше выросла за время пандемии Covid-19. Развивая свою деятельность, крупные технологические компании, такие как Google, Apple, Facebook, Amazon в США, Яндекс в России а также Alibaba и Tencent в Китае, имеют рыночную капитализацию, которая намного превосходит показатели крупнейших банков.

Почему же они так быстро захватили этот сегмент? Всё достаточно просто – ведь их бизнес-модели основаны на обеспечении прямого взаимодействия между большим количеством пользователей. Основу таких структур составляют:

1) электронная коммерция — это такие компании как Alibaba, Amazon или Mercado Libre;
2) социальные сети, такие как Facebook, Tencent, ВКонтакте или Kakao;
3) телекоммуникации, такие как МТС или Safaricom;
4) поисковые системы, например Яндекс Google или Baidu.

Важным побочным продуктом их бизнеса являются огромные объёмы пользовательских данных, которые они генерируют и собирают на своих платформах. Используя естественные сетевые эффекты и данные, которые можно использовать для улучшения предложения продуктов, все эти корпорации вызывают дополнительную активность пользователей. Например, платёжные сервисы генерируют данные о транзакциях, сетевые внешние факторы облегчают взаимодействие между пользователями. Всё это помогает технологиям этих игроков развиваться в других сферах их деятельности (таких как управление кредитами или капиталом), увеличивая взаимодействие с существующими пользователями и привлекая новых.

Попутно эти действия генерируют дополнительные массивы данных и подпитывают цикл обратной связи между действиями пользователей в интернете и корпоративными клиентами, которые не только кредитуются у Big Tech, но и развивают через их структуру свой бизнес. Этому уже даже придумали отдельный термин – DNA-технологии для корпоративных клиентов. Эта зацикленность друг на друга является источником значительных преимуществ для пользователей таких финансовых систем. Например, бизнес-модель международных IT-корпораций может быть очень мощной опорой для повышения операционной эффективности ряда сторонних бизнесов, особенно на рынках со слабой конкуренцией, где местные финансовые компании не могут тягаться по уровню капитализации и обилием дополнительных услуг с доминирующими международными IT-корпорациями. Более того, использование подробных пользовательских данных из других бизнес-направлений может снизить потребность в дорогостоящем обеспечении по кредитам.

Но если эти процессы не регулировать, то такие системы, самоподпитывающиеся дополнительными данными о пользователях, могут породить новые значительные риски по защите конфиденциальности потребителей. А так же внесут перекос относительно здоровой конкуренции на рынке и, в конечном итоге, финансовой стабильности.

Время от времени, государственным регуляторам необходимо анализировать деятельность крупных технологических компаний на рынке финансовых услуг и то, как это влияет на существующие компромиссы между целями государственной политики по следующим направлениям:

1) сохранение финансовой стабильности всей системы и целостности рынка;
2) наличие эффективной конкуренции среди всех игроков рынка;
3) конфиденциальность пользовательских данных и защита прав потребителей.

Начнём с «традиционного» компромисса — регулирующие органы давно обсуждают взаимосвязь между конкуренцией и финансовой стабильностью. Существует две точки зрения. Приверженцы одной из них подчёркивают, что усиление конкуренции не всегда оптимально способствовало финансовой стабильности, поскольку усиление конкуренции снижает прибыль банков и общую стоимость активов. Последователи другой теории утверждают, что желательно иметь как можно большее количество компаний, выходящих на рынок финансового сектора. Повышение состязательности способствует выгодной конкуренции за счёт увеличения инноваций и повышения эффективности, что в свою очередь снижает доминирующую власть уже действующих операторов.

Вхождение крупных технологических компаний в сектор финансового обслуживания может изменить эти парадигмы благодаря технологиям Биг Дата накапливающим всё больше данных от циклической обратной связи с огромным количеством пользователей. Компании, занимающие доминирующее положение на рынке в своей основной IT деятельности, могли бы преобразовать это доминирование в дополнительные финансовые услуги, быстро превратив своё появление на этом рынке из новичков в диктаторы, которые захватят власть и начнут сами регулировать деятельность на этом поле. Такой контроль обязательно, рано или поздно, приведёт к конфликту интересов и потенциальному злоупотреблению доминирующим положением на рынке, когда крупные технологические платформы станут основным каналом сбыта (распространения услуг) для своих же конкурентов (например, банков). Вскоре такая тенденция повлечёт закономерные слияния и поглощения прямых конкурентов в финансовом секторе, так как это уже происходило в других IT-направлениях деятельности.

Хотя конкуренция считается более эффективным решением, которая, в большинстве случаев, приносит пользу рядовым потребителям, но тут должны возникать компромиссы между эффективностью/конкуренцией и конфиденциальностью/защитой интересов потребителей.

Для понимания ситуации пришлось обратиться за экспертным мнением к юристам Объединённой Консалтинговой Группы, специализирующимся в области налогового консалтинга, в том числе и международного налогообложения. Из этих пояснений стало ясно, что во многих юрисдикциях крупные поставщики технологий могут не подпадать под контроль регулирующих органов, которые защищают потребителей финансовых услуг. Например мобильные деньги Big Tech конкурируют с банковскими платёжными сервисами по цене и доступности, но провайдерам мобильных денег может быть предоставлено больше персональных данных, чем банкам.

По мере того как данные становятся ещё более важным источником рыночной власти, возникает напряжённость вокруг владения ими и их использованием. Данные, в принципе, могут использоваться много раз и любым количеством фирм одновременно, не будучи исчерпанными – это так называемая «неконкурентоспособная» характеристика. Кредитные бюро работают по этому принципу. Однако неограниченный обмен данными также может нанести вред отдельным лицам. Например, открытый доступ к персональным данным представляет собой огромные риски потери конфиденциальности и может привести к краже не только личных данных, но и прямым финансовым потерям, нанесению ущерба репутации и манипулированию поведенческими предубеждениями для навязывания/продажи потребителям товаров/услуг, которые не соответствуют их интересам.

А с другой стороны, предоставление компаниям-правообладателям массивов данных возможности сохранять монополию на владение ими также создаёт проблемы. Это может помешать потребителям переключаться на других поставщиков услуг или привести к ценовой дискриминации.

Крупные технологические компании также очень эффективны в ценообразовании, учитывая владение большими массивами данных. Они могут разделить группу клиентов на очень мелкие подкатегории – каждой из них предлагая разную цену за одну и ту же услугу по максимальному пределу, который каждый человек может/готов заплатить. Извлекая больше прибыли из тех, кто готов платить больше, цены могут быть снижены для тех, кто не в состоянии платить, потенциально заманивая таких клиентов более эксклюзивным предложением, чем конкуренты. Поэтому регулятивным органам необходимо сбалансировать эффективность применения инноваций с защитой прав потребителей, что может ослабить позиции некоторых крупных игроков.

Обмен данными может облегчить проблемы асимметричного владения информацией, а адекватные данные имеют решающее значение для мониторинга финансовой стабильности и добросовестности. Это потенциально вводит новый компромисс между конфиденциальностью (защитой прав потребителей в более общем плане), с одной стороны, и финансовой стабильностью, а также целостностью рынка, с другой.

Например, на кредитном рынке имеется достаточно доказательств того, что увеличение объёма информации может повысить стабильность финансовой организации. Системы кредитной отчётности позволяют безопасно переманивать к тех заёмщиков, которые ранее либо не пользовались услугами кредитных учреждений, либо были клиентами других банков, предлагая им выгодные схемы рефинансирования их существующих кредитов в других банках. Все эти действия, несомненно приводят к увеличению совокупного кредитования и расширению доступа к финансовым услугам для обычного обывателя. В случае с системами кредитной отчётности доступ к данным могут получить только лицензированные организации, только с согласия клиента и только в разрешённых им целях. Правда, надо признать, что это правило не всегда соблюдается. В случае крупными держателями собственных больших данных, которые они собирают в гораздо более детализированном виде, затрагивающем даже аспекты личной жизни, важно обеспечить гарантии конфиденциальности. В то же время подробная информация обо всех сторонах жизни и финансовых операций может быть полезна для предотвращения незаконной деятельности и коррупции. Методы борьбы с отмыванием денег и финансированием терроризма при помощи приложений машинного обучения и искусственного интеллекта, анализирующего массивы информации, могли бы принести огромную пользу обществу. Достижение баланса между целями сохранения конфиденциальности и честного использования данных потребует общественного диалога и возможного изменения законодательства.

Рост числа IT-корпораций стремительно заходящих на рынок финансовых услуг, подчёркивает, насколько быстро цифровые инновации могут разрушить устоявшееся положение прежних операторов и оказать конкурентное давление. Это обеспечивает эффективность и доступность финансовых услуг, особенно в странах с формирующейся экономикой, но также создаёт новые проблемы для политиков и законодателей.

Нынешняя система регулирования финансовых услуг основана на подходе, основанном на лицензировании некоторых видов деятельности. Но ещё существуют возможности для решения новых политических задач путём разработки конкретных правил, основанных на исключительных жёстких правилах для некоторых юридических лиц, как это уже предлагается в нескольких ключевых юрисдикциях, в частности в ЕС, Китае и США

Но новые компромиссы между политическими целями в сложившемся треугольнике компромиссов также требуют большей координации между многими структурными подразделениями. На национальном уровне необходимо усилить координацию между национальными антимонопольными комитетами и органами, осуществляющими финансовое регулирование. Стоит включить в этот список ещё государственные структуры, которые надзирают за защитой конфиденциальности и прав потребителей. Наконец, по мере того, как цифровая экономика распространяется не учитывая государственных границ, возникает необходимость в международной координации правил и стандартов для соблюдения общественных интересов жителей всех стран.

 
Подписывайтесь на наш канал: