Легендарная школьная парта Эрисмана

Удивительно, но именно школьные парты хранят воспоминания и следы прошлого, рассказывая о том, какие люди сидели за ними, получая знания. И если в древние времена этому предмету школьной мебели не уделяли должного внимания, то в Европе и позже в России всерьез занялись вопросом стандарта школьной парты, добиваясь, чтобы она была удобной и комфортной для учебы. И хотя школьная мебель прошлого довольно сильно отличается от современной, она по-прежнему несет в себе общие черты, которые легко точно узнать.

Скамьи знаний

Стоит отметить, что до середины XIX века про школьные парты особенно никто и не задумывался. Все дело в том, что образование в то время было добровольным, а доступность к нему, как правило, имелась в основном у детей представителей богатых, обеспеченных семей и сословий. Дети рабочих и крестьян получали свои знания на практике, они помогали родителям в поле, в мастерских, позже шли на фабрики, где практические знания легко и быстро заменяли теоретические.

Поэтому общее количество детей, посещающих школы, было незначительным. Обучение проходило за общими столами, за которые допускались дети обеспеченных родителей. Бедняки были вынуждены сидеть в углах класса, делая записи на коленях, сидя на сколоченных на скорую руку скамьях. И лишь в Европе впервые стали задумываться о комфортном образовательном процессе. Для этого европейские мастера начали делать специальные столы для учебных и письменных занятий – конторки, поставцы, секретеры. Как правило, такие столы имели многочисленные ящики и крышки, что позволяло хранить в них предметы для письма, бумагу и т.д

Полезная для здоровья парта

А в России образовательная сфера получила относительно массовый характер с 1861 года. Именно тогда было отменено крепостное право, получившие свободу крестьяне стали задумываться о дополнительных знаниях. Школы, ранее рассчитанные только на детей из богатых сословий, стали доступны для крестьян и простого народа. В стране увеличилось общее количество начальных и средних образовательных учреждений, росло число гимназий и училищ.

Классы были переполнены и требовали более практичного рассаживания, чтобы учащиеся не мешали друг другу. А еще стали проявляться школьные заболевания – проблемы со спиной, позвоночником, зрением и т.д. Спасением стало изобретение офтальмолога из Санкт-Петербурга. Федор Федорович Эрисман, после наблюдения за школьниками, пришел к выводу о том, что существует прямая связь между образовательным процессом и нарушением осанки у гимназистов выпускных классов, а также снижением остроты зрения. И тогда офтальмолог разработал конструкцию новой школьной парты, которая позволяла сохранять оптимальное положение тела во время занятий и предотвращала или минимизировала негативные последствия учебного процесса.

Одноместная парта Эрисмана представляла собой соединенные между собой скамью и стол. При этом столешница имела определенный угол наклона, а невысокая спинка скамьи служила поддержкой пояснице ученика. Дополнительный упор для тела создавала подставка для ног. То есть при всем желании учащиеся за такой партой не могли сидеть неправильно. При этом изделие, предложенное Эрисманом, легко изготавливалось и обладало антивандальными свойствами. Да и безопасность была учтена – парта не имела заостренных углов и каких-либо выступающих элементов.

Сельский стандарт для всей страны

С 1870 года парты Эрисмана стали обязательными для использования во всех образовательных учреждениях Российской Империи, в соответствии с указом императора Александра II. Как правило, изготавливались они из дуба и производились в четырех размерах, чтобы ученикам разного возраста и роста было удобно и комфортно за ними сидеть. Но один недостаток у этих парт был. Все дело в том, что они идеально подходили для больших городских школ. А вот в деревнях и селах здания учебных заведений были гораздо меньшей площади. И в классах, где училось много человек, не на всех хватало этих парт, их невозможно было поставить много в небольшом помещении.

Проблему удалось решить Петру Феоктистовичу Короткову – одному из сельских учителей. Именно он внес поправки в конструкцию, сделав акцент на увеличенной длине парты, чтобы за ней располагались двое учеников. Кроме того, Коротков предложил сделать откидную крышку, что позволяло хранить письменные принадлежности в самой парте, оборудовать ее крючками для портфелей, специальными углублениями, в которых размещались чернильницы и ручки, а под столешницей появилась дополнительная полка, где лежали учебники. Уже с 1887 года парта Федора Эрисмана с дополнениями Петра Короткова получила одобрение на государственном уровне и стала стандартом школьной мебели вплоть до 70-х годов прошлого века, когда парты стали заменяться столами с горизонтальными столешницами.

Позже неоднократно менялись требования к размерам школьной мебели, так как снова начали проявляться серьезные проблемы со зрением и осанкой учеников. Но современные школьные столы и стулья уже не обладают тем комфортом и удобством, какими были наделены парты Эрисмана, хотя и продолжают сохранять память обо всех учениках, сидевших или сидящих за ними в процессе получения знаний.

 
Подписывайтесь на наш канал: