«Трещины — это лишь повод». Почему Россия решила выйти из проекта МКС?

На днях стало известно, что 12 апреля, в День космонавтики, на совещании у президента Путина было принято очень важное — возможно, судьбоносное — решение. С 2025 года наша страна выходит из проекта Международной космической станции (МКС). Иностранные партнёры будут предупреждены. При этом Россия намерена создать свою собственную орбитальную станцию.

Официально названная причина выхода из МКС — износ станции, на которой в последние годы случается много технических неисправностей. Но, может быть, дело не только в этом?

На ремонт тратят больше времени, чем на науку

Заявление прозвучало из уст вице-премьера Юрия Борисова. Он отметил, что Международная космическая станция серьёзно устарела. Сроки её эксплуатации давно истекли, а состояние оставляет желать лучшего. Оно ухудшается так быстро, что в будущем может привести к серьёзным последствиям вплоть до катастрофы.

В пресс-службе Роскосмоса информацию подтвердили: «У нас есть согласованный с партнёрами по МКС срок работы на станции — 2024 год. После этого срока решение будет приниматься, исходя из технического состояния модулей станции, которые в основном выработали свой срок службы, а также наших планов по развёртыванию национальной орбитальной служебной станции нового поколения».

В ноябре прошлого года представители РКК «Энергия» предупредили, что после 2025 года на МКС один за другим начнут выходить из строя важные элементы и заменить их не представляется возможным. Процесс примет лавинообразный характер. На поддержание российского сегмента ежегодно уходят 100-200 миллионов долларов, а новости о том, что космонавты ищут (или латают) очередную дыру в обшивке, стали чем-то заурядным. Подсчитано, что во время прошлой экспедиции на МКС они потратили на её ремонт и техническое обслуживание почти столько же рабочего времени, сколько на выполнение научной программы — 25,3% против 28,6%. На станции (лишь во время последней миссии) несколько раз выходили из строя системы жизнеобеспечения: ломалось устройство получения кислорода, случались неполадки с туалетом и подогревателем пищи. И, как уже сказано, обнаруживались места утечек воздуха.

«Это будет конец нашей пилотируемой программы»

«МКС начали строить в космосе в 1998 году, — напоминает научный руководитель Института космической политики Иван Моисеев. — Изначально её планировали эксплуатировать до 2015 года, затем увеличили срок до 2020 года, а после — до 2024-го. При этом все участники проекта сходились на том, что работу станции стоит продлить до 2028-2030 годов». 

Станция могла бы просуществовать и дольше, если бы РКК «Энергия» дала положительное заключение о продлении гарантий по её ключевому модулю — блоку «Заря». Либо заменила «Зарю» на новый модуль. Но одновременно с разговорами об устаревании МКС всё чаще звучали мнения, что России пора начинать строительство собственной орбитальной станции. Об этом говорил глава Роскосмоса Дмитрий Рогозин, а руководитель полётом российского сегмента МКС Владимир Соловьёв в октябре 2020-го представил облик этой станции. Сообщалось, что в её состав войдут как минимум пять модулей, в том числе коммерческий — для размещения четырёх туристов. Его снабдят большими иллюминаторами и доступом к Wi-Fi.

«Строить новую станцию необходимо. Иначе это будет конец нашей пилотируемой программы — летать нам больше некуда, — считает Иван Моисеев. — Но создавать станцию придётся с нуля, а это очень затратно и долго. Вряд ли мы успеем завершить всё даже за 10 лет. Чтобы не было перерыва в пилотируемой космонавтике, нам нужно было начинать работать над этим в 2015-2016 годах, но этого не случилось».

Эксперт подчёркивает, что пока нет никаких конкретных решений по проекту будущей станции. А до 2024 года Россия обязана финансировать свою долю в МКС. При этом никаких серьёзных научных задач на станции уже не решается, зато появляется всё больше трещин — их видно даже по фотографиям, которые публикуются. Похоже, проявляется усталость металла.

Космический развод

Какое дальнейшее развитие событий можно считать оптимальным для России?

«Оптимальный сценарий — это найти в Сибири алмаз размером с голову мамонта и за счёт его продажи решить все экономические проблемы страны на 10 лет вперёд. Тогда, может быть, хватит и на пилотируемую космонавтику, и на строительство орбитальной станции, — говорит популяризатор космонавтики, блогер Виталий Егоров. — Но будем реалистами. Дальнейшее развитие событий будет определяться не в Роскосмосе, а в Кремле. Космонавтику рассматривают как средство для решения политических вопросов: можно ли с её помощью добиться доминирования или лучше воспользоваться более привычными „земными“ средствами?

Второй фактор — экономика. Где взять деньги? Есть ли возможность выделить средства на новую станцию, а не на решение земных проблем, которых у нас, конечно, хватает? Но и здесь решающее значение будут иметь слова министра финансов или главы Счётной палаты, а вовсе не руководства Роскосмоса. А Роскосмос будет отвечать лишь за технологическую часть: сможет ли он выполнить необходимые работы по созданию станции за столь короткий срок — меньше чем за четыре года?

В контексте всего этого трещины, возникающие в модуле „Звезда“ и позволяющие рассуждать о том, что МКС скоро развалится, — это лишь повод. Реальная же причина — расхождение интересов России и США. Расхождение это происходит на земле, но последствия, как мы видим, проявляются и в космосе».

Уместно вспомнить, что прорыв человечества в космос в ХХ веке тоже случился на фоне охлаждения советско-американских отношений и борьбы политических амбиций. Так, может быть, и нынешняя ситуация может пойти на пользу отечественной космонавтике, придав ей новый импульс? Конечно, в каком-то смысле мы выпадаем из международного сотрудничества в этой сфере, но куда важнее сохранить нашу пилотируемую программу. В технологиях, особенно космических, важна непрерывность. Как только их использование прекращается, навыки теряются. И восстановить их потом будет очень сложно.

Источник

 
Подписывайтесь на наш канал: